Российская космонавтика ищет спасительные проекты и молится о финансировании

Наша космонавтика подошла, а, вернее, сползла, к очень важному этапу своей истории. Вопрос стоит так: или дальше увеличивать отставание от других стран в области использования результатов космической деятельности, или совершить невозможный прорыв и вернуться на передовые позиции в космической сфере. В том числе в таком важном ее сегменте, как спутниковая связь. В зависимости от того, как будут развиваться события, можно будет правильно поставить запятую в девизе «Отстать нельзя догнать!». О том, что вопрос стоит именно так, говорили многие участники отраслевого форума операторов спутниковой связи, разработчиков космических систем и крупных потребителей космических услуг, который прошел в Москве накануне годовщины запуска первого искусственного спутника Земли 4 октября 1957 года.

О масштабе отставания можно составить представление по цифрам, озвученным, генеральным директором НИИ Радио Валерием Бутенко. Этот отраслевой НИИ анализирует мировые тенденции в развитии спутниковой связи и сам создает начинку телекоммуникационных спутников. По данным руководителя НИИР, на геостационарной орбите, где сосредоточен основной глобальный космический телекоммуникационный ресурс, насчитывается 543 космических аппарата.

Орбита эта уникальна тем, что вращающиеся на ней в плоскости экватора Земли спутники относительно выбранной на экваторе точки как бы стоят на одном месте. Происходит это благодаря тому, что спутники летят с первой космической скоростью по круговой орбите на высоте примерно 36 тысяч километров от поверхности Земли. В таких условиях их полет синхронизирован со скоростью вращения планеты вокруг собственной оси. То есть точка на экваторе и спутник перемещаются с одинаковой угловой скоростью. Земля вращается, спутник летит, но относительно выбранной точки на экваторе аппарат как бы стоит на месте. Уникальная возможность для того, чтобы непрерывно ретранслировать со спутника на определенный регион сигналы связи и вещания.

Каждая точка на геостационарной орбите, которая условно поделена на 360 угловых градусов, стоит дороже золота. Естественно, наиболее востребованы точки, сигналы с которых охватывают самые густонаселенные регионы. Например, США, Европу, Китай, Индию. Точки над океанами — Тихим или Атлантическим тоже что-то стоят, но востребованы гораздо меньше. Поэтому, например, в каждой критически важной точке геостационарной орбиты размещается 5-6 спутников, а то и больше.

Итак, на этой «золотой» орбите 543 спутника. На каждом десятки транспондеров, ретранслирующих сигналы, в том числе телевещания и интернета, в лучах разной направленности и разных диапазонах. Каждый аппарат стоит сотни миллионов долларов. Но они за 10-15 лет службы не только окупаются, а и еще приносят немалый доход их владельцам. Красота!

А знаете, сколько из этих сотен спутников принадлежит великой космической державе России? Всего 15! Больше всего аппаратов — свыше 50 — у международного оператора, зарегистрированного в… Люксембурге. По три-четыре десятка аппаратов числятся у двух ведущих операторов из США и Европы. Остальные принадлежат другим странам и операторам рангом поменьше.

Теперь можно примерно прикинуть, кто в области спутниковой связи получает сегодня основные дивиденды от великого космического проекта, начало которому положил 4 октября 1957 года СССР, запустив на орбиту первый в мире искусственный спутник Земли.

К слову сказать, ситуация со спутниками наблюдения примерно аналогичная. На орбите сотни спутников дистанционного зондирования Земли, из них России принадлежит менее десятка. Выручка от продажи результатов космической съемки достается в основном другим странам. Кое-какую информацию российские потребители вынуждены покупать у иностранцев.

Пилотируемая космонавтика не в счет. Она по определению убыточна. Да, пока мы еще продаем места на своих «Союзах» американским, европейским и японским астронавтам. Но, во-первых, эти доходы не сопоставимы с расходами на пилотируемые полеты, а, во-вторых, с появлением у США в скором времени новых космолетов этот ручеек доходов иссякнет.

Вернемся к спутникам связи. Расклад, конечно, не в нашу пользу. Но даже и при этих условиях два ведущих российских оператора спутниковой связи умудряются не только не отдать российский рынок услуг спутниковой связи иностранным конкурентам, но еще и пытаются откусить «кусок космического пирога» на стороне — например, в некоторых странах Африки, Латинской Америки, Азии.

Конечно, это крохи. Для настоящей космической экспансии нужна более многочисленная орбитальная группировка спутников связи. Например, у национального оператора таких спутников 12. Было бы 14, да две аварийные ситуации помешали планам нарастить космический ресурс.

Кстати, проблема недостаточной надежности нашей космической техники, помимо репутационных и экономических издержек, выливается в реальные потери страховщиков космической деятельности. Например, представитель одной крупной российской страховой компании сообщил на форуме, что за 20 лет работы на рынке космического страхования она возместила российскому оператору ущерб от аварий на 20 млрд рублей. С учетом не очень хорошей космической статистики нашим создателям космической техники и операторам приходится платить страховые взносы по максиму. Это еще больше увеличивает издержки и снижает конкурентоспособность. Замкнутый круг, разорвать который может только резкое повышение качества и надежности спутников и ракет.

Чтобы «догнать и перегнать», а, вернее, чтобы окончательно не отстать, космическая отрасль строит планы увеличения орбитальных группировок. Например, руководитель Росвязи Олег Духовницкий сообщил, что к 2022 году число российских спутников связи должно увеличиться. Правда, использовал он при этом очень осторожные выражения. «Мы планируем, надеемся и даже молимся, не побоюсь этого слова, что еще пять новых спутников у нас будет на геостационарной орбите», — сказал руководитель профильного федерального агентства.

Из содержания его выступления становится понятно, «каким богам» надо молиться, чтобы планы увеличения спутников сбылись.

Оказывается, в России уже четвертый год в стадии обсуждения очень важный для будущего нашей космонавтики документ – концепция программы создания орбитальной группировки спутников гражданского назначения до 2025 года. Обсуждение есть, а вот руководящего документа нет, и дело без должного целеполагания топчется на месте. Причина, по словам главы агентства, в том, что «есть ряд федеральных органов исполнительной власти, которые, как бы помягче выразиться, нас не очень поддерживают». Речь, очевидно, о финансово-экономическом блоке правительства, который не хочется тратиться на космические нужды.

Но без госфинансирования «космическую телегу» не сдвинуть. Например, не реализовать еще один важный для страны космический проект – создание группировки из четырех спутников связи «Экспресс-РВ» на высокоэллиптической орбите. Спутники, работающие на этих орбитах, очень нужны нашей стране, значительная часть территории которой вместе с арктическим шельфом расположена в высоких широтах. Сигналы с геостационарных спутников на «макушке Земли» практически не ловятся. А с орбиты, которая расположена в плоскости под большим углом к экватору, весь наш Север доступен спутниковой связи. Это значит, что такой связью будут надежно обеспечены, например, корабли на Северном морском пути, буровые на шельфе или военные в Заполярье.

Ясно, что такой проект не может быть реализован на условиях самоокупаемости – потребителей услуг в тех регионах не так много. Меньше, чем белых медведей в Арктике. По некоторым оценкам, на создание системы из бюджета потребуется порядка 60 млрд рублей. Вроде, сумма не большая, но вот уже лет 10-15 данный проект кочует из одной Федеральной космической программы в другую, так и не переходя в фазу реализации.

Если все же «звезды сойдутся», то к 2022-2023 годам у страны будет орбитальная группировка, которая позволит России стать монополистом на рынке услуг космической связи в арктическом регионе.

Много на форуме говорили еще об одном российском амбициозном космическом проекте. Он имеет название – «Сфера», но не имеет пока четких перспектив реализации. Авторы проекта предлагают до 2028 года, то есть за десять лет, запустить на орбиту несколько сотен спутников различного назначения – связи, навигации, дистанционного зондирования Земли. Спутники связи предлагается запускать на низкую околоземную орбиту высотой 500-600 км. Многосотенный рой спутников позволит каждому потребителю без всяких ретрансляционных вышек принимать сигналы прямо со спутников с помощью своего телефона.

Создатели этого проекта, к сожалению, не первопроходцы. Подобные низкоорбитальные системы с сотнями спутников взялись построить в ближайшие годы пять или шесть мировых компаний. Они уверены, что именно такие системы в скором времени одолеют в конкурентной борьбе геостационарных конкурентов. Но с этой точкой зрения не согласна масса скептиков. Они считают, что экономика этих проектов недостаточно просчитана, технологии еще не доросли до нужного уровня, да и не безопасно насыщать околоземное пространство тысячами новых аппаратов.

С учетом всех этих доводов российские операторы и пользователи спутниковой связи решили пока не бросаться с головой в омут, а тщательно изучить перспективы проекта. Так что будущее нашей «Сферы» пока туманное.

Неужели, нашей космической отрасли остается только вспоминать о былых победах и достижениях? Хочется надеяться, что это не так. По крайней мере, министр цифрового развития, связи и массовых коммуникаций РФ Константин Носков активно убеждал участников форума в том, что «Россия была, есть и, безусловно, будет великой космической державой».

«Мы не можем себе позволить отстать в развитии космических технологий и технологий спутниковой связи, учитывая наши огромные территории, наше положение и значимость в мире. Мы должны быть №1 с точки зрения технологий спутниковой связи», — сказал министр. Остается верить, что это команда на старт работы, а не пустое намерение или очередное заклинание.

Источник

Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru